НАТАЛЬЯ РАДЕНСКАЯ

ОХ, УЖ ЭТИ ИНОСТРАНЦЫ… ВИДЭШИ ХЭ!




Наталья Раденская
Дорогие танцовщицы и танцовщики стиля катхак, вы когда-нибудь встречались со снисходительностью со стороны индийского зрителя, индийских критиков или учителей: дружеское похлопывание и ласковый взгляд за которым прячется фраза: «Ну, ты ж иностранец…Что-то делаешь, уже хорошо. Какой с тебя спрос?»

Я встречалась. Не часто, но встречалась. Если честно, то было как-то больно, потому что тебе кажется, что всё, что ты делаешь заслуживает внимания, обсуждения и справедливой критики. И ты готов слушать и совершенствоваться! Ты готов вечно учиться и стать настоящим, а не похожим!

И я училась, очень старательно, больше всего на свете боясь слова «видэши» к себе, как к танцовщице.

Моя преданность Гуруджи, индийской культуре и танцу были сильнее всего на свете. Да и есть. Я приехала в Индию с намерением остаться на год, но осталась на 15 лет. Нашла своего наставника и смысл своего рождения; расчистила дорогу от собственных сомнений и осталась служить. Служить прекрасной идее – стать танцовщицей катхака.

Да, я знаю, что никогда не смогу импровизировать так, как это делает легендарный Бирджу Махарадж. Его упадж – это наследие целого поколения! Я слушаю звуки импровизации и понимаю, что даже его кровь бьётся внутри тела в красивых ритмах. Я никогда не смогу произнести виртуозно padhanth, как это делают практически все индийцы: легко и мелодично, как песню.
Мой язык тяжеловесен и нем, в сравнении с ними. Я никогда не станцую так проникновенно бхаджан или тхумри, как это делала великая Рохиниджи, когда весь зал плакал, глядя на трагедию девушки с обожженной рукой, завуалированной в древнем тексте, потому что я не почувствую энергию звука санскрита, урду или хинди, потому что мой родной язык – русский. Я танцую переводы, как и все иностранцы.
Я вернулась домой и почувствовала очень тонкие и опасно хрупкие связи танца катхак с настоящими традициями индийской культуры. Здесь, в России, традиционный катхак, не подпитанный энергией родной земли, из картины превращается в зарисовку, доходя до карикатурного состояния. Иногда смотришь и хочется закрыть глаза. И это тоже больно. Потому что начинаешь видеть безысходность… Казалось, что сможешь пересадить цветок, не навредив ему, но реальность такова, что традиции живут и расцветают только на своей территории.

Но как быть, если катхак уже поселился во мне навсегда? Как быть, если тело пропитано танцем, рождённым не моей страной? Душа давно в замешательстве: «Что же ты делаешь, Наталья? Разве можно наполнить танец чужой средой и сделать его настоящим? Чужие мифы стАнут твоими? Сможешь раствориться и исчезнуть там, где нет твоих предков?»

Как быть?

И вот как я буду: я буду танцевать катхак и душой и телом. Тело обучено этому стилю и пусть выражается, пока дышит, а душа своим внутренним голосом будет нашептывать сюжеты. И это не всегда будут индийские мифы. Это будут мои вопросы и ответы, моя любовь, мои мысли и моя жизнь. Это будет мой катхак и моя история.

Автор: Наталья Раденская

Наталья Раденская, Гуруджи - Прерана Шримали.
Я буду танцевать катхак и душой и телом. Тело обучено этому стилю и пусть выражается, пока дышит, а душа своим внутренним голосом будет нашептывать сюжеты.
— Наталья Раденская